Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


сделал маленький глоток странного зеленого чая, которым научилось снабжать его ворлонское устройство, занимавшееся производством пищи. Обычно оно получало из его воспоминаний то, каким был вкус пищи, но ему так и не удалось воспроизвести, к примеру, кофе. Вацит взглянул на Пси-копа.

- Вы и ваши люди хорошо исполнили свои роли, - сказал он. - Я знаю, как сложно вам было.

Даймонд в волнении облизнул губу.

- Сэр, я вновь настаиваю - отпустите нас. Мы нужны дома, чтобы сражаться с этими мятежниками. Мы нужны Пси-Корпусу.

- Вы нужны мне здесь, - возразил Вацит. - Мы уже обсудили это.

Внешне Даймонду удалось не проявить своих чувств, но внутри у него все пылало.

- Да, сэр, - сказал он.

Снаружи началось нечто странное. Это был не звук, не колебания воздуха, а нечто более глубокое, прекрасное - музыка, величественная, возвышенная и проникающая в самые глубины души.

- Послушайте, Даймонд, они снова поют.

Даймонд еще не привык к этому и начал просить Вацита.

- Пожалуйста, сэр..., мне больно. Это слишком... громко. Вы не можете остановить их?

- Могу. Но зачем? Их пение означает, что они счастливы. После того, что сделали с ними ворлонцы, они заслуживают хоть немного счастья. Вы привыкните к ним.

Вацит поднялся и вышел наружу. Несколько групп нефилимов собрались рядом, их широкие, простодушные глаза приветствовали его, бескорыстно и неосознанно предлагая ему свою беспредельную силу. Единственное, что знали нефилимы (если они вообще что-то знали), - повиновение ворлонцам, а Кевин Вацит был в достаточной степени ворлонцем, чтобы управлять их бездумной привязанностью.

Даймонд стоял рядом с ним, вздрагивая от холода и ветра.

- Представьте себе, как я впервые прилетел сюда, - сказал Вацит. - Более миллиона нефилимов бродило в лесах и степях этой
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY