Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


уже увидел его - худощавую фигуру с тростью, движущуюся навстречу к ним от одного из куполов.

- Стой там, где стоишь! - крикнул Гарибальди, вынимая PPG. Позади него охранники уже прицелились.

"Я не сделаю ничего плохого".

- Убирайся из моей головы!

- Майкл, - прошептала Лита. - Это он. Тот, кого я почувствовала.

Человек находился уже лишь в нескольких метрах от них. Он был невероятно стар, его кожа казалась похожей на древний пергамент и плотно обтягивала череп. Его волосы были белее снега, они свисали длинными прядями, образуя подобие косы, которая волочилась за ним по земле. Он носил сюртук, фасоном напоминавший о временах деда Гарибальди.

"Я..."

- Я..., - слово неохотно вырвалось изо рта старика - как будто старинный бензиновый двигатель попытался завестись после длительного перерыва.

- Простите, - продолжил незнакомец. - Я не говорил вслух с кем-либо уже... - по моему времени, около десяти лет. Для вас по вашему времени - значительно дольше.

- Кто вы такой? - спросил Гарибальди.

Старик протянул ему руку.

- Меня зовут Кевин Вацит.

Гарибальди осторожно пожал протянутую руку. Ему показалось, что она сделана из проволоки.

- Это невозможно! - вскричала Лита.

Вацит повернулся к ней.

- А вы, почти наверняка, Александер. Узнаю эту кровь.

Он с усилием улыбнулся, словно улыбка причиняла ему боль.

- Вы знакомы друг с другом?

В глазах Литы читалось сомнение, и в то же время они были широко раскрыты, как у ребенка.

- Он был директором Пси-Корпуса, - сказала она. - Я хочу сказать, в прошлом веке. Моя бабушка работала у него.

- И ее мать, и ее, - добавил Вацит. - И так с самого начала. Александер были среди первых.

Лита кивнула, изучая его лицо.

- Вы похожи на него. У моей матери была фотография, оставшаяся от бабушки.
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY