Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


фыркнул дрази очень разочаровывающе:

- Ничего ценного. Старые бумаги. Старые голоса. Нечего украсть. Нечего продать.

- А как он охраняется?

Взгляд дрази не изменился.

- Нечего украсть, - повторил он, - нечего продать.

- Для дрази это означает, "по моему профессиональному мнению, у них очень слабая охрана, потому что архивы представляют только технический и академический интерес"?

- Грм, - подтвердил дрази.

- Хорошо, - сказал Маркус. - В таком случае, у меня к вам деловое предложение.



* * *



Нейронный Архив использовал самые современные технологии хранения данных на голокристаллах. Триста дет назад в кристалл данных обычной емкости можно было записать несколько библиотек. Теперь, с использованием пакетных импульсов и тахионной двухслойной записи, стало возможным разместить накопленные воспоминания, мыслеобразы, нейронные данные и схемы синаптических соединений человеческого мозга от рождения до момента записи всего на семи кристаллах.

Проблема заключалась в том, что таких кристаллов было несколько тысяч. Они аккуратными рядами теснились в комнате за мягко пульсировавшим перед Маркусом голографическим дисплеем.

Дрази привел его в комнату технического обслуживания через служебный вход, ночные пароли на котором давненько не меняли. В следующий раз охрана должна была заглянуть сюда меньше чем через двадцать минут.

Все группы кристаллов были перечислены на контрольной панели перед ним. Но без ключа, связывающего номера с именами Голосов, нужные семь кристаллов можно было искать несколько часов, а то и дней.

Дрази, заведший его так далеко, кивнул на ряды кристаллов:

- Забирай и пошли.

Маркус сумел убедить Фарна в некоторой ценности, которую имеют вещества, употребляемые при изготовлении кристаллов данных. Дрази считал, что вознаграждение
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY