Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


даже это означало найти людей, которые целую вечность присматривали бы за моим телом.

Он поднял взгляд на ее лицо. Оно не изменилось.

"А с другой стороны, может быть, ты действительно любила меня", мелькнуло у него в мыслях, но Маркус не решился высказать этого и самому себе. Здесь это прозвучало бы чересчур самонадеянно.

Он подумал о том, что же она говорила ему все те годы, пока он был в криосне. Скучала ли по нему? Или укоряла за глупость? Он никогда не узнает.

Он подумал о ней, проведшей в одиночестве все те годы.

"Ты сделала это для меня? Потому что тебе меня не хватало, или ты чувствовала себя виноватой из-за меня? Это нечестно. Я знал, что плохо кончу еще с момента смерти брата; как я мог жить дальше, зная, что подвел его? Я не мог снова подвести кого-нибудь. Особенно тебя. Я хотел дать тебе еще один шанс обрести счастье. А ты этого не сделала. Ты работала, но ты всегда работала, не в этом дело. Ты осталась одна, вот что неправильно. Совершенно неправильно, это..."

- Простите?

Маркус выпрямился, вздрогнув от раздавшегося под сводом мемориала голоса. В дверях стоял минбарец с букетом цветов.

- Прошу прощения, если побеспокоил вас, - продолжил он, - вы не против, если я...

- Нет, пожалуйста, проходите.

Минбарец кивнул, подошел к крипте и поместил цветы в ожидавший их сосуд.

- Кто их послал? - спросил Маркус.

- Послал? - минбарец удивленно качнул головой. - Судя по одежде, вы рейнджер, да? Я думал, вы должны знать.

- Меня какое-то время не было в городе.

- Очень давно президент Деленн распорядилась, чтобы их ставили сюда каждый день. Слову Деленн следуют до сих пор, и будут следовать всегда. - Он осторожно поправил цветы и отошел. - Вы знаете, чему учила Иванова?

- Отчасти, - ответил Маркус.

- Значит, вы ее последователь?
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY