Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


..
Ш е р и д а н: Конечно...
Шеридан дотрагивается рукой до стены.
Ш е р и д а н: Похоже, мы по–прежнему связаны друг с другом, даже сейчас...
Н и л с: Сэр?
Ш е р и д а н: Ничего...
Неожиданно Шеридана охватывает слабость.
Н и л с: С вами все в порядке?
Ш е р и д а н: Все хорошо, хорошо. Просто устал после долгого перелета...
Н и л с: Не хотите ли осмотреть станцию? Я найду кого–нибудь, чтобы сопровождать вас...
Ш е р и д а н (сухо): Я знаю дорогу, коммандер.

„Зокало”
„Зокало” выглядит мрачным и пустым — ни одной живой души, ни вывесок, ни украшений, пустые стойки и стеллажи. Шеридан оглядывается по сторонам, и им вновь овладевают воспоминания („Вызов”). Слышится голос посла хаяков:
Х а я к (голос за кадром): Шеридан погиб, пытаясь атаковать За'ха'дум. Никто из тех, кто отправляется туда, никогда не возвращается живым!
Появляется изображение Шеридана:
Ш е р и д а н: Мы можем покончить с этим. Не только сейчас, не только на следующую тысячу лет, а навсегда. (Толпа ревет в знак одобрения).
Позади Шеридана появляется Зак — он одет в форму Земного Содружества.
З а к: Слышите их, не так ли?
Шеридан поворачивается.
Ш е р и д а н: Черт возьми, что ты здесь делаешь — я думал, ты улетел на Землю?
З а к: Да, улетел, но затосковал и шесть месяцев назад вновь поступил на службу сюда. Я же говорил, что буду здесь, когда погасят огни...
Ш е р и д а н: Это объясняет, почему письмо вернулось назад...
З а к: Какое письмо?
Ш е р и д а н: Никакое, никакое... Так что ты говорил о том, чтобы „слышать их”?
З а к: А, это место... Четверть миллиона людей прилетали и улетали каждый день в течение двадцати пяти лет. В каждой части станции можно найти чьи–то следы. Слой за слоем, целые жизни... Бывали времена, когда я думал, что никто из нас не останется в живых. Кто–то
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY