Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


мы умрем во имя Единственного,... но мы не умрем бессмысленно. Дайте сигнал бедствия.
„Энфалли” дрейфует в космосе, корабли пиратов беспрепятственно улетают.

Мы — Рейнджеры, мы странствуем в таких местах, куда никто не осмеливается войти.
Мы не уклоняемся от схватки...
Мы стоим на мосту, и никому не пройти мимо нас...
Мы не отступаем, каковы бы не были причины...
Мы живем во имя Единственного, мы умрем во имя Единственного.

Минбар
Ночь. Тузанор залит голубым сиянием. Синделл, член Совета, входит в темную комнату, освещенную единственным светильником. По команде Синделла вокруг возникает панорама звезд. Мы видим летающие на ее фоне странные инопланетные корабли. Внешне они напоминают металлических морских звезд с дополнительными отростками, покрытыми „кожей” Теней. Отростки не выглядят твердыми, наоборот, они производят впечатление чего–то гибкого и мягкого, словно живого.
В комнату входит Г'Кар.
Г' К а р: Впечатляюще, не так ли?
С и н д е л л: „Впечатляюще” — не совсем то слово, Г'Кар, которое я подбирал.
Г' К а р: „Зловещие”, возможно? Нет, „угрожающие”, „потенциально враждебные”, „великолепно вооруженные” и „эстетически отталкивающие”?
С и н д е л л: Попробую „неведомые”. Чтобы понять их намерения, враждебны они или угрожающи, или даже зловещи, нужно знать о них что–нибудь. Мы странствовали в просторах космоса в течение тысячи лет, однако нам ничего неизвестно об этой расе. Словно она возникла из ниоткуда.
Г' К а р: Воображаю, что нечто подобное ощутили земляне, когда впервые увидели ваши корабли.
С и н д е л л: Мы вряд ли угрожали.
Г' К а р: Конечно. Так вся эта Война между Землей и Минбаром лишь... глупые сплетни?
Синделл делает вид, что не слышал вопроса нарна.
С и н д е л л: Эта запись — последнее, что мы получили от одного из наших патрульных
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY