Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


Гарибальди не верит в душу. Но Зак верит и полагает, что Охотники не имеют права держать в заключении разумные существа. Кто дал им такое право? Что сказали бы обитатели Ралги, согласились бы ли они очутиться навеки в заключении? Охотник говорит, что это единственная альтернатива смерти. Зак полагает, что этой альтернативой является рай.
З а к: Ладно. Я верю в рай. У вас проблема с этим?
О х о т н и к: Никакого рая. Ничего по ту сторону. Лишь тьма, непроницаемая стена тьмы.
Корвин связывается с Локли. Он сообщает, что служба безопасности не может найти Брайсона. По–видимому, он собрал вещи в большой спешке и куда–то скрылся. Охотник говорит, что души сообщили Брайсону о его прилете. Зак удивлен тем, что души могут разговаривать с людьми. Охотник говорит, что чем дольше кто–то будет находиться рядом с ними, тем лучше он научится разобрать их голоса. Охотник должен как можно скорее вернуть сосуд: только его братья могут обеспечить безопасность.
Л о к л и: Что вы хотите сказать этим?
О х о т н и к: В одном разуме, в одной душе содержится мощь, достаточная для того, чтобы изменить вселенную. Можешь ли ты вообразить, какая мощь заключена в миллиарде душ, думающих лишь о побеге?
Л о к л и: Или еще хуже. Если эти разумы... души... что бы то ни было... они были в заключении в течение тысячи лет. Что если они думают не только о побеге? Что если все они теперь думают о мести? На что они способны?
О х о т н и к: Это зависит от многого. Им пришлось бы найти кого–то, на кого они способны повлиять и кем могут управлять, кого–то, кто обладает знаниями и возможностями сделать физически то, что не могут они.
Г а р и б а л ь д и: А что они могут сделать?
О х о т н и к: Со временем — почти все.

Укрытие Брайсона

Брайсон разговаривает с шаром.
Б р а й с о н: Да, я понял. Я
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY