Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


странном расположении духа. Когда Гарибальди спрашивает об обещанных заметках, Брайсон показывает ему ящик с сожженными бумагами. По его словам, то, что он обнаружил, делает все его предыдущие работы несущественными. Он начинает рассуждать о том, что делает личность личностью. Гарибальди полагает, что он спятил. Брайсон говорит, что ему больше не нужны деньги.
Б р а й с о н: У меня есть все, что нужно. Мне нужно лишь проникнуть глубже, вглядеться более пристально, прислушаться более внимательно.
Брайсон выгоняет Майкла.

Кабинет Локли
Зак и Локли обсуждают иск, поданный Мэйхью. Зак думает, что владелец голоборделя сошел с ума. Неужели он действительно полагает, что может выиграть это дело в суде? Локли говорит, что люди не всегда подают в суд только потому, что уверены в победе. Они выдвигают иски, чтобы досадить и помешать кому–то. Кроме того, адвокат может затянуть дело на несколько месяцев, а тогда закончится срок аренды. Зак спрашивает, неужели они вынуждены просто так сдаться. Они имели дело с Тенями, захватчиками и атаками на станцию, а теперь они уступят адвокатам? Локли не хочет сдаваться, надо просто найти более тонкий способ разобраться с этим. Локли просит Зака проследить, чтобы персонал проверил оборудование голоборделя.
Зак очень расстроен всем происшедшим. Он даже обвиняет Мэйхью в том, что тот отправил голограмму, чтобы досадить начальнику службы безопасности. Он рассказывает Локли о том, что произошло с ним в коридоре. Локли говорит, что оборудование публичного дома не способно создавать подобные голограммы, поскольку для этого требуется очень много энергии. Мэйхью может создавать голограммы только в пределах своего заведения.
В кабинет заходит Гарибальди, чтобы сообщить о своем отлете — его дело завершено. Но тут раздается сигнал тревоги из командной
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY