Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


для меня в такой момент, но это так... В грядущие месяцы и годы ты, возможно, услышишь много странных вещей обо мне и моем поведении. Ну что ж, говорят, положение изменяет многих. А я лишь хотел...
Г' К а р: Я понимаю.
Л о н д о: Возможно. А, быть может, ты понимаешь не столь многое, как думаешь. Молись, чтобы ты никогда не понял, Г'Кар. Молись, чтобы ты никогда не понял до конца...
Лондо пора уходить.
Л о н д о: Извини. Корабли скоро выйдут на огневую позицию...
Разве это не странно, Г'Кар? Когда мы впервые встретились, у меня не было никакой власти... и все возможности для выбора, какие я только мог пожелать. А теперь я обладаю властью, о которой мог лишь мечтать,.. и никакого выбора. Вообще никакого выбора...
Лондо собирается уходить, но Г'Кар останавливает его.
Г' К а р: Моллари. Пойми, что я никогда не смогу простить твой народ за то, что он сделал с моим миром. Мой народ никогда не сможет просить твой народ. Но я могу простить тебя.
Моллари очень тронут этим. Они молча прощаются друг с другом.

Тронная зала
Лондо заходит в залу.
Л о н д о: Я готов.
Он снимает мундир и жилет и расстегивает рубашку. Дракх распахивает свои одежды, под которыми видно его тело. Он снимает с себя Стража (кажется, это частица плоти дракха или Стражи живут на дракхах) и бросает на пол. Страж подползает к Лондо и начинает карабкаться по его ноге. Но Лондо не глядит на него — он пристально смотрит куда–то вдаль...


„Белая звезда” Шеридана
Корабль Деленн не отвечает. Рейнджер спрашивает, следует ли им отправиться на поиски. Но Шеридан отвечает не сразу. Он отчаянно хочет найти ее, но не может оставить Приму Центавра незащищенной. Они останутся там, где находятся. Остается лишь пять минут до появления центаврианских кораблей.

Прима Центавра, императорский дворец, тронная зала

Страж
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY