Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


улыбается, Вир внимательно слушает, а Иванова сидит молча, погрузившись в свои мысли. Когда смех затихает, в беседу вступает Вир.
В и р: Знаете, Лондо никогда не любил пак'ма'ра. Считал их упрямыми, ленивыми, противными, жадными...
Г а р и б а л ь д и: Они похожи на осьминожку, которого переехал грузовик.
Все смеются.
В и р: И это тоже! Но... однажды мы с Лондо проходили мимо апартаментов пак'ма'ра и услышали, как они поют.
Ш е р и д а н: Поют? Они умеют петь?
Ф р а н к л и н: В литературе об этом не упоминается...
В и р: По–видимому, они делают это лишь в определенное время в качестве религиозной церемонии... В это трудно поверить, но то были самые прекрасные звуки, которые мне доводилось слышать когда бы то ни было. Я не смог разобрать слова, но музыка была переполнена печалью, надеждой, удивлением и поразительным ощущение утраты.
Я взглянул на Лондо, и это было самое удивительное... По его лицу текли слезы. Я сказал ему: „Лондо, нам следует уйти, раз это расстраивает вас”. Но он просто стоял и слушал. А когда пение закончилось, он повернулся ко мне и сказал: „В нашем пантеоне 49 богов, Вир. Говоря по правде, я никогда не верил ни в одного из них. Но если хотя бы один из них существует, то боги поют такими же голосами”...
Забавно. После всего, что мы пережили, что он совершил... Мне не хватает его...
Все молчат. Шеридан поднимает свой бокал:
Ш е р и д а н: Тост за отсутствующих друзей,... светлая им память...
Г а р и б а л ь д и: Г'Кар...
В и р: Лондо...
Д е л е н н: Ленньер...
Ф р а н к л и н: Мар...
И в а н о в а (одновременно с Франклиным): Маркус...

Вечером, в гостиной
Уже совсем темно. Все сидят в гостиной. Вир заснул в кресле, а Гарибальди, Франклин и Шеридан негромко разговаривают друг с другом. Иванова смотрит на них, а затем незаметно уходит.
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY