Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


все мы мастера, увидимся на корте.
Г а р и ба л ь д и: Давай, давай...
Мэри уходит.
Ф р а н к л и н: А где Лиз? Мне не удалось даже поздороваться с ней утром...
Г а р и б а л ь д и: Она отправилась за покупками. Хотела уйти пораньше, чтобы успеть до того, как в магазинах начнется вся эта толчея из–за Дня независимости.
Гарибальди наполняет бокалы для себя и Стивена и подходит к дивану.
Г а р и б а л ь д и: Удобно?
Ф р а н к л и н: Еще бы!
Однако намек понят, и Стивену приходится убрать ноги с дивана. Майкл садится рядом с ним. Франклин спрашивает его, как дела у „империи Эдгарса–Гарибальди”, и тот отвечает, что все идет как обычно — масса проблем.
Ф р а н к л и н: Но ты еще крепок, что же не так?
Г а р и б а л ь д и: О да, я крепок и сексуален.
Майкл хочет знать, когда Франклин собирается улетать. Оказывается, Стивен должен покинуть Марс следующим утром. Для главы Института Ксенобиологических исследований всегда найдется дело — постоянно появляются новые инопланетные вирусы, прибывшие на Землю на очередном корабле. Гарибальди пытается уговорить Франклина остаться еще на несколько дней, чтобы тот мог посмотреть теннисный турнир, в котором будет участвовать Мэри, — это ее первый турнир. Президент сможет обойтись без Стивена несколько дней. Однако Стивен отказывается — он бы очень хотел остаться, но не может. Он просто заглянул к ним на денек, чтобы посмотреть, как у них дела, увидеться с Лиз...
Тут в комнату возвращается Мэри — она смущена и встревожена.
М э р и: Папа... Там кто–то хочет видеть тебя...
Гарибальди встает и подходит к двери. В комнату заходит рейнджер и передает Майклу письмо. Не говоря ни слова, рейнджер уходит. Гарибальди вскрывает письмо. Мэри встревожено смотрит на отца.
М э р и: Все в порядке?
Г а р и б а л ь д и: Да, да, все отлично.
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY