Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


журналисты на тот случай, если кто–нибудь скажет нечто интересное.
И в а н о в а: Это вряд ли.
С е к р е т а р ь: У них еще будут возможности.
И в а н о в а: Я устала от них.
С е к р е т а р ь: Генерал, вы очень важная персона.
И в а н о в а: Я чувствую себя старой боевой лошадью, которую вывели после парада, чтобы ребятишки показывали на нее пальцами. Насколько я понимаю, никто не даст и ломаного гроша за то, что я скажу. Да и зачем? Уверена, что не стоит.
С е к р е т а р ь: Вы излишне скромны.
И в а н о в а: Нет, вовсе нет. И если я услышу от вас еще одно покровительственное высказывание, я вам врежу...
Неожиданно двери в кабинет распахиваются. Стоящий за дверью рейнджер отталкивает охранника, который падает на пол. Иванова встает. За спиной рейнджера появляется офицер.
О ф и ц е р: Извините, генерал, но он настаивал...
Офицер кивком головы отпускает охранника, который уже успел подняться на ноги.
Р е й н д ж е р: У меня послание.
О ф и ц е р: Я сказал ему, что у вас встреча...
И в а н о в а: От кого?
Р е й н д ж е р: Полагаю, вы знаете.
Иванова идет к рейнджеру и делает выговор офицеру:
И в а н о в а: Я же говорила вам, что как только рейнджер появится, проводить его ко мне немедленно, без задержек...
Иванова берет письмо, которое держит в руке рейнджер — на конверте написано ее имя. Она читает письмо, а офицер пытается оправдаться, хотя она откровенно не слушает его.
О ф и ц е р: Я лишь следовал протоколу... Всему есть свое время и место. Если начистоту, мне не нравится отношение некоторых из этих рейнджеров...
Иванова и рейнджер обмениваются понимающими взглядами.
И в а н о в а: Спасибо. Скажите ему, что я уже в пути.
Рейнджер кланяется и уходит.
О ф и ц е р (удивленно): На пути куда?
И в а н о в а: На Минбар. Я хочу, чтобы через пятнадцать
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY