Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


связаться с вами лишь для того, чтобы сказать... в последний раз... Я так сожалею... и я ухожу. Я должен осмыслить то, что я сделал... И решить, кто и что я такое. Мне нужно быть где–нибудь в другом месте до тех пор, пока я не отыщу способ оправдаться в ваших глазах... как бы долго это не заняло.
Д е л е н н: Ленньер...
Л е н н ь е р: Когда вы увидите... вашего мужа, пожалуйста, скажите ему... скажите ему, что... я сожалею. Я бы сказал это ему самому, но... мне слишком стыдно.
Д е л е н н: Не делай этого, Ленньер. Я не могу представить свою жизнь без тебя.
Л е н н ь е р: Это не нужно. Хотя я больше не уверен во множестве вещей, есть нечто, что мне известно абсолютно точно. Мы встретимся вновь, Деленн. И в тот день, хотя я знаю, что... никогда не добьюсь вашей любви,... я заслужу ваше прощение. До этого, если можно, вспоминайте обо мне с уважением и... будьте счастливы. Ради меня... и ради него.
Изображение Ленньера исчезает. Деленн чуть не плачет.

Немного позднее
Ужин закончен, и Лондо собирается улетать. Шеридан спрашивает, не может ли он задержаться еще ненадолго, но тот отказывается — государственные дела требуют его возвращения. Кроме того, он думал, что Шеридан и Деленн захотят как следует устроиться на новом месте, чтобы приступить к созданию величайшей империи за всю историю.
И тут Лондо начинает говорить очень торжественно. Есть кое–что, что они должны знать...
Л о н д о: Я так хочу, чтобы вы знали одно... и держали это в памяти в грядущие годы... Я хочу, чтобы вы знали, что вы — мои друзья,... что всегда будете моими друзьями, что бы ни случилось. И я... я хочу, чтобы вы знали, что этот день значит для меня больше, чем вы когда–либо поймете.
Появляются гвардейцы, Лондо пора улетать. Шеридан говорит, что Лондо всегда будет с радостью принят у них в доме.
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY