Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


в 2259 году. Он обсуждает с ними преимущества своего положения. По его словам, выгода в том, что не столь многие рады видеть вас в кабинете. Подданные, которые в ярости просто от того, что вы хотя бы живы, не говоря уж про обладание властью. Знание, что они немного умирают каждый день, который приносит вам успех. По мнению Лондо, это делает наслаждение успехом еще более острым.
Деленн чувствует себя несколько неловко. Она замечает, что он отнесся к ним совершенно несправедливо. Когда они были на Приме Центавра, он сказал о них довольно много неприятных вещей. Лондо уверяет ее и Шеридана, что он просто играл с публикой, больше ничего. Он хотел подготовить свой народ к длительному и сложному процессу возрождения. Есть политика, и есть дружба.
Когда он узнал, что Деленн беременна и возвращается на Минбар, чтобы поселиться здесь, как он мог не прилететь и не выразить ей свои наилучшие пожелания. Он бы сказал тост, но здесь нет никаких спиртных напитков. Он спрашивает Шеридана, не припрятал ли тот где–нибудь бревари или виски. Алкоголь опасен для минбарцев, поэтому Джон оставил все запасы на Вавилоне 5. Но Лондо хотелось бы выпить. Шеридан удивлен тем, что Моллари не взял с собой бравари. Лондо говорит, что его „партнеры” больше не позволяют ему подобные удовольствия. Он шутит, что его партнеры полагают, что он и трезвым достаточно опасен. Не следует еще больше ухудшать ситуацию.
Пока Лондо говорит, Деленн ощущает нечто странное. Она пристально смотрит на него и видит едва различимое изображение Стража, сидящего у него на плече. И Страж смотрит на нее — он почувствовал, что она знает о его существовании.
Скорее всего, по настоянию Стража, Лондо обращается к Деленн, чтобы отвлечь ее внимание, и говорит, что она не спросила о подарке. О каком подарке? Лондо хлопает, и на столе
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY