Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


Локли хочет знать, что будет потом. Она не хочет, чтобы Лита в ее нынешнем состоянии свободно расхаживала бы по станции. Лита стала очень сильной, чрезвычайно опасной и совершенно непредсказуемой...
И тут Г'Кар решает, что ему пора вмешаться. Он не мог удержаться от того, чтобы послушать их беседу, но, возможно, он может разрешить все их проблемы. Он показывает Локли и Гарибальди статуэтку, изображающую его самого, — вот так теперь его воспринимает его собственный народ. Несмотря на все его усилия, он превратился в икону. Он не понимал, почему или как это произошло до тех пор, пока не увидел статуэтку. Он осознал, что проще сделать статую того, кто, как кажется, является воплощением всех самых лучших качеств, нежели пытаться изменить самого себя. Статуэтки спасают от необходимости думать. В течение всего года Г'Кар пытался подвести своих соплеменников к простой и очевидной истине, что все мы едины, вне зависимости от расы.
Каким–то образом эта мысль исказилась настолько, что теперь Г'Кар превратился в воплощение самой истины. Когда вы становитесь тем, что представляет статуя, вы уже не может быть тем, кем вы есть на самом деле. Вы можете быть лишь таким, какими вас хотят видеть остальные... Если он вернется на Нарн, его сделают именно таким, но он не может допустить этого. Если же он останется на Вавилоне 5, его последователи просто разнесут станцию.
Так что он и Лита оказались в одинаковом положении. Они оба не могут ни отправиться домой, ни остаться на Вавилоне 5. Куда же им идти? Г'Кар говорит о космосе. Посещение Примы Центавра помогло ему понять центавриан. Благодаря этому между их народами установился мир. Г'Кар осознал, что существует столь много вещей, которых он никогда не видел. Сколько же он мог бы понять... Как бы он мог помочь своим соплеменникам, если бы
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY