Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


с работой, что ему нечего делать здесь.
Гарибальди начинает злиться по–настоящему. Он требует, чтобы Локли ушла, но она отказывается. Она не уйдет до тех пор, пока не закончит разговор. Майкл швыряет стакан в стену, и стакан разлетается вдребезги. Если она не уберется из его комнаты, тогда уйдет он. Но Локли говорит, что последует за ним. Гарибальди начинает кричать на нее, что она не может понять главного. Он сейчас сбежит, чтобы посмотреть, последует ли она за ним. Но Локли есть что сказать ему.

В коридоре
Гарибальди выбегает из комнаты и бросается в лифт в надежде избавиться от Локли, но та успевает войти в лифт следом за ним и продолжает свой рассказ.
После смерти матери ей пришлось просмотреть все вещи, оставшиеся были в доме, и решить, что надо продать, а что оставить. На чердаке она случайно обнаружила прекрасные рисунки и с изумлением узнала, что они нарисованы отцом. Он любил живопись почти так же сильно, как любил ее мать. Он не хотел быть военным. Он вступил в Вооруженные Силы лишь потому, что именно этого ожидали все его родные. Став военным, он больше никогда не рисовал. Живопись была его страстью, его убило то, он не мог рисовать. Он не видел выхода, но дверь всегда была рядом. Гарибальди нужно лишь открыть ее.
Майкл говорит, что у нее была сложная жизнь, но это не означает, что она знает, через что ему пришлось пройти. За все время, пока она здесь, она ни разу не притронулась к выпивке. И Локли признает, что так оно и есть — она не пьет. И потому, что у нее та же самая проблема, что и у него, — она алкоголик.
Ее признание резко охлаждает пыл Гарибальди. Он извиняется, говорит, что не подозревал об этом. Локли объясняет, что дети алкоголиков обычно либо пытаются помочь всем вокруг, потому что не могут помочь самим себе, либо становятся алкоголиками.
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY