Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


то, что хотели.
В и р: Кто?
Л о н д о: Ничто. Никто...
Вир настаивает на том, чтобы Моллари поговорил со своими подданными и успокоил их, объяснил, что необходимо сделать. Лондо соглашается.

В коридоре
Шеридан, Деленн и Г'Кар идут по коридору. Деленн уверяет Джона, что с ней все в порядке, она лишь немного устала. Несмотря на все случившееся, ей кажется, что она не должна пропустить церемонию инаугурации Лондо.
Через громкоговорители раздается голос Лондо. Он обращается ко всем центаврианам. Шеридан, Деленн и Г'Кар могут видеть голографическое изображение Моллари — на этот раз на нем императорский мундир.
Л о н д о: Мы пережили долгую ночь пламени, боли и смерти. Мы получили глубокие раны, но мы остаемся центаврианами. Регент начал войну с Альянсом, и та война ныне закончена. А теперь начинается более серьезная война — война на возрождение нашего мира, восстановление нашего положения в Галактике. Шеридан и его Альянс нанесли нам сильнейший удар, вынудив нас заплатить ужасную цену жизнями тех, кто погиб этой ночью. Еще одна расплата поджидает нас в виде репараций, которые окончательно уничтожат нашу экономику. Они хотят преподать нам урок, сломать нас настолько, чтобы мы навсегда перестали являться для них проблемой.
Ш е р и д а н (смотря в окно): Хм...
Л о н д о: Это наказание несправедливо, это насилие над нашими суверенными правами, но мы справимся с этим бременем, как это делали столь много раз прежде. Мы больше не являемся частью Альянса. Мы одиноки. Мы сражались одни, и мы возродимся одни. Мы будем работать еще старательнее, чтобы показать тем, кто пришел, чтобы унизить нас, — мы не склонимся перед ними.
В тронной зале дракх следит за Лондо (возможно, он телепатически подсказывает ему, что говорить).
Л о н д о: В знак нашей новой изоляционистской политики
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY