Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


над этим никто не задумывался. Гарибальди сообщает, что они выявили две различные тактические схемы. Видимо, центавриане разделили свои силы на оборонительные и нападающие, между которыми практически нет связи. Поскольку нарны лучше всего знают, как воюют центавриане, Шеридан спрашивает военачальника На'Тока, насколько обычна подобная ситуация. На'Ток говорит, что прежде такого не было, но все могло измениться.
Ш е р и д а н: Да, могло. Однако все это странно. В любом случае, таковы их тактические схемы. Но какова их стратегия? Они не могут вести войну просто для того, чтобы воевать и позлить своих соседей. Они должны иметь определенную и, по их представлениям, достижимую цель. И какова же она? Какой она может быть? Разве центавриане стремятся к чему–нибудь?
Б р а к и р и: Их стратегия пока не понятна.
Ш е р и д а н: А вам не кажется это странным?
Раздается сигнал переговорного устройства Локли — ее вызывают в рубку, и она уходит.
Однако На'Току кажется странным другое: почему Альянс лишь отвечает на удары центавриан, а не атакует сам. Они обладают достаточными ресурсами, чтобы вести себя более агрессивно, так почему же они не делают этого? Шеридан отвечает, что их первая задача — закрепить свои позиции и собрать силы. Дрази считают, что победу можно одержать намного быстрее — просто напасть на Приму Центавра, однако Шеридан отказывается дать свое согласие. Военные цели — это одно, но нападение на Приму Центавра будет означать атаку на гражданские цели. Однако представители других рас считают иначе: центавриане не колебались перед тем, как напасть на их миры, почему же они должны поступать иначе? Они хотят отомстить.
Ш е р и д а н: Речь идет не о мести, генерал. А о том, чтобы лишить их возможности вести войну. Мы наносим точные хирургические удары и не нападаем на
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY