Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


который смотрит на залитое кровью тело центаврианина.
Л о к л и (голос за кадром): Это не помогло.

Комната Локли
Л о к л и: Если это продолжится, у нас не будет выбора, кроме как изолировать всех центавриан. Мы будем вынуждены выделить им часть станции, где они не столкнутся с теми, с кем сейчас воюют. К несчастью, сейчас кажется, что они воюют практически со всеми, так что мои возможности предельно ограничены.
Раздается звонок в дверь, и Локли заканчивает запись. В комнату заходит Шеридан. Уже почти два часа ночи, он совершенно измотан. Он шел к себе, но решил сообщить ей последние новости.
Ш е р и д а н: Центавриане начали наносить удары по зонам перехода.
Л о к л и: Но... но это нарушение всех правил цивилизованного ведений войны! Войны начинаются и заканчиваются, но зоны перехода должны оставаться невредимыми. Иначе развалится вся система гиперпространственных маяков. Если это случится, то они пострадают не меньше остальных.
Шеридан знает это и говорит, что центавриане совершенно вышли из–под контроля. Он полагает, что они могут даже напасть на Вавилон 5. Локли уже проанализировала и такую возможность.
На станции объявлена тревога второй степени, защитная сетка наготове, половина истребителей находится рядом со станцией, а другая половина ожидает в гиперпространстве. Локли считает, что пока им не стоит беспокоиться.
Л о к л и: Даже центавриане понимают, что Вавилон 5 жизненно важен для мирного процесса...
Она считает, что они не нападут на станцию до тех пор, пока флот „Белых звезд” не вступит в военные действия. И тут Шеридан признается, что около часа тому назад дал формальное разрешение на это: теперь „Белые звезды” имеют право открывать огонь по любому центаврианскому кораблю, напавшему на судно Альянса. Надежд соблюсти нейтралитет Вавилона 5 не осталось.
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY