Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


свечой. Шеридан просит разрешения побыть с ней и садится рядом. Через несколько секунд он спрашивает, что символизирует свеча.
Де л е н н: Жизнь.
Ш е р и д а н: Чью жизнь?
Д е л е н н: Всю жизнь. Каждую жизнь. Все мы рождаемся как... молекулы... в сердцах миллиардов звезд. Молекулы, что не знают политики, законов и различий. И за миллиард лет мы, глупые молекулы, забываем, кто мы есть и откуда пришли. В отчаянном порыве нашего эго мы даем себе имена, сражаемся ради линий, проведенных на карте, и заявляем, что наш свет ярче, чем у остальных.
Пламя свечи напоминает нам об осколке тех звезд, что живет внутри нас. Искра говорит нам... „вам следует знать лучше”. Пламя напоминает нам о том, что жизнь драгоценна, как неповторим каждый огонек. Когда огонь угасает, он исчезает навсегда... и никогда впредь не появится точно такой же. Столько огоньков потухнут этой ночью... И в грядущие дни... если мы сможем увидеть это...
Шеридан кладет руку на плечо Деленн, и она прижимается к ней щекой. Им предстоит долгая ночь...

Эпизод 17. Игра огня и тени

Пролог: готовность
В космосе

Корабли дрази и центавриан сражаются у границ владений дрази.

Вавилон 5, Медотсек
Локли делает запись в свой дневник, а на экране появляются раненые центавриане.
Л о к л и (голос за кадром): Личный дневник, капитан Элизабет Локли, дополнение. Война с центаврианами вышла из–под контроля. Угроза возмездия уже достигла и Вавилона 5. Более полудюжины центавриан были убиты лишь за последние три дня.
Франклин осматривает одного центаврианина, но тут его вызывают по срочному делу.

Комната служба безопасности
Люди и нарны хватают свое боевое снаряжение.
Л ок л и (голос за кадром): В надежде уменьшить число потерь я вдвое усилила патрули на каждом уровне.

Красный сектор
Толпа зевак окружает Франклина,
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY