Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


Правда, у Шеридана не верит в это.
Ш е р и д а н: Майкл, возможно, это наш единственный способ избежать открытой войны. Вот почему так важно, чтобы ты передавал нам информацию как можно быстрее, чтобы нам хватило времени распорядиться „Белыми звездами”.
Г а р и б а л ь д и: Ты можешь положиться на меня. Все будет в порядке.

Прима Центавра

Г'Кар и Лондо прибывают в императорский дворец. В небесах пролетают десятки боевых центаврианских кораблей. Лондо очень не нравится все это. А Г'Кар с самого детства привык к подобному зрелищу.

Императорский дворец
Министр приветствует Лондо.
М и н и с т р: Премьер–министр, добро пожаловать домой. Я надеялся, что вы вернетесь домой и покинете линию огня.
Л о н д о: Спасибо, но скорее линии огня не существует.
М и н и с т р: Так вот почему вы взяли с собой... это — чтобы услышать наши условия?
Л о н д о: Нет. Он по–прежнему мой телохранитель, это все. Куда я, туда и он.
М и н и с т р: Примите мои соболезнования.
Г' К а р: Спасибо. Это тяжкое бремя, но я потерплю.
Лондо спрашивает, когда он сможет увидеть регента. Министр говорит, что регент очень занят. Лондо протестует — министр не может отказать ему в праве посетить регента. Тот пытается убедить Лондо, что никто ни в чем ему не отказывает. Просто нужно выбрать подходящее время и место. Когда наступит нужный момент, регент встретится с ним. А пока Лондо может отправиться в свои покои и освежиться.
Лондо замечает, что число императорских гвардейцев возросло. Министр объясняет, что по ряду очевидных причин им пришлось усилить службу безопасности. Охрана будет терпеть присутствие Г'Кара рядом с Лондо, но если нарна заметят бродящим по дворцу в одиночестве, он будет немедленно убит.

Гиперпространство
Одинокая „Белая звезда” по–прежнему преследует центаврианский конвой.
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY