Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


по своему маршруту. Находящаяся неподалеку „Белая звезда” обнаруживает этот конвой.

Комната Шеридана
Шеридан сообщает Гарибальди о случившемся. Все дальние центаврианские транспорты сопровождаются боевыми кораблями. Миры–члены Альянса расположили свои крейсеры у местных точек перехода, крейсеры готовы открыть огонь, как только любой из центавриаских кораблей совершит прыжок. Эта пороховая бочка готова взорваться в любой момент.
Гарибальди не может понять, что они могут сделать. Шеридан говорит, что центавриане давно возомнили себя центром Вселенной, однако они не идиоты. Если они выйдут из гиперпространства и увидят ожидающие их крейсеры дрази или бракири, они откроют огонь, поскольку будут считать, что в состоянии справиться с противником. И, вероятно, они справятся — ведь у них очень мощное вооружение. Однако даже центавриане призадумаются, если увидят полудюжину „Белых звезд”, ожидающих их. Вот тут–то в игру вступит Гарибальди.
Несколько рейнджеров продолжают следить за центаврианами. Они станут передавать всю информацию Гарибальди, а тот будет координировать действия рейнджеров так, чтобы Альянс в любую минуту знал о местонахождении центаврианских транспортов. Как только Майкл узнает, что центавриане собираются проникнуть в пространство Альянса, он сообщит об этом Шеридану, а тот отправит в этот район как можно больше „Белых звезд”. Таким образом, они смогут создать буферную зону между двумя сторонами, усилив тем самым блокаду, заставив центавриан вернуться и не позволив членам Альянса первым открыть огонь.
Все это очень сильно не нравится Гарибальди. Но Шеридан делает все возможное, чтобы не допустить кровопролития и удержать их на краю обрыва. Пока они разговаривают, Деленн ведет переговоры с Серым Советом в надежде, что Минбар сумеет образумить центавриан.
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY