Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


что если Лондо улетит, то он уже не сможет вернуться, пока кризис не разрешится, — а, возможно, и потом. Моллари заявляет, что раз Шеридан хочет вести дела таким образом, то он не вернется. Он еще раз напоминает всем о предупреждении регента — любое нападение на их корабли будет рассматриваться как объявление войны. Послы возмущенно переговариваются, а Лондо и Вир покидают залу.

В коридоре
Лондо приказывает Виру заказать для него билет на первый же корабль, улетающий со станции, — он должен отправиться домой как можно скорее. Вир считает, что Лондо не следует делать этого. Они оба слышали, что сказал Шеридан, возможно, он говорил серьезно. Лондо знает, что все это очень серьезно, но и он не шутит. Он уверен, что когда он продемонстрирует Совету, что центавриане невиновны, Альянс отступит и даже извинится. Однако Лондо не может добыть доказательства здесь, он должен лететь домой. Вир хочет улететь вместе с ним, но Лондо необходимо, чтобы Вир остался на Вавилоне 5: именно он расскажет всем правду, когда она, наконец, выплывет наружу, и до этого он будет представлять центавриан.

Апартаменты Г'Кара
Деленн приходит к Г'Кару по его просьбе. Он сообщает ей, что полетит вместе с Лондо на Приму Центавра. Деленн поражена. По мнению Г'Кара, Деленн была права, когда говорила, что Лондо нужен телохранитель („Странные отношения”). Если Лондо действительно не знает, что его правительство организует нападения на транспорты Альянса, если его просто держат в стороне от всего происходящего, то на Приме Центавра ему угрожает еще более серьезная опасность, чем раньше. А Лондо безрассуден. Рано или поздно он выяснит то, что происходит, и попытается остановить это. Возможно, Моллари станет единственной надеждой на то, чтобы урегулировать кризис. Его необходимо оберегать любой ценой.
Деленн
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY