Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


Джон спрашивает, все ли в порядке. Деленн лишь молча кивает головой. Шеридан пытается уговорить ее поспать. Но Деленн не отвечает и продолжает смотреть на свечу. Осознав, что ей нужно побыть одной, Шеридан возвращается в спальню и ложится.


Наступило утро, но Деленн так и не покинула свое место. Свеча почти догорела. Шеридан выходит из спальни, вытирая волосы. Он говорит, что ванна полностью в ее распоряжении. Деленн смотрит на него так, словно в первый раз заметила. Шеридан заходит в комнату и садится на кровать. Он снимает один шлепанец, а затем дотрагивается до второго и застывает. Проходит несколько мгновений, прежде чем он отпускает шлепанец, который падает на пол...
За кадром раздается голос Шеридана (он обращается к членам Альянса), а Деленн заходит в спальню и садится рядом с Джоном. Оба осознают, что им предстоит, и прислоняются друг другу, словно ища поддержки.
Ш е р и д а н (голос за кадром): В жизни каждого наступает момент, когда вы должны сделать то, что предпочли бы не делать... когда вы знаете нечто, что предпочли бы не знать. Сейчас один из таких моментов.

В коридоре
Зак и двое сотрудников службы безопасности (в полном вооружении) стоят перед залой Совета. Когда появляются Лондо и Вир, Зак преграждает им дорогу. Лондо заявляет, что ему известно о заседании Совета, так что он хочет присутствовать на нем. Однако Зак говорит, что заседание закрытое, так что он не может пропустить посла. Лондо напоминает, что он является членом Консультативного Совета и имеет право находиться на заседании, но Зак заявляет, что решение принимал не он. Когда все будут готовы к встрече с Лондо, его пригласят.
Лондо в ярости. Почему его предают?! Почему предают его народ?! Ведь ему даже не дают возможности защититься и отклонить все представленные доказательства? Это
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY