Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


не может понять — он думал, что кофе подается после ужина. Он еще раз спрашивает, что именно будет пить Майкл. Тот огрызается и заявляет, что хочет кофе. Официант уходит.
Лиз поражена этой гневной вспышкой. Тогда Майкл начинает демонстрировать ей свое плохое настроение. Он что–то не так понял? Он считал, что она прилетела на станцию, чтобы помочь ему расслабиться. Лиз хочет понять, что случилось, но Майкл не желает говорить об этом. Все, к чему он стремится, — это провести спокойный романтический вечер с ней, а затем вернуться в его комнату, чтобы наверстать упущенное.
Официант приносит напитки. Гарибальди делает несколько глотков и говорит Лиз, что это самый плохой кофе, который он пил за всю свою жизнь. Он встает, берет чашку и отходит от столика словно в поисках официанта. Отойдя в сторону, он достает из кармана небольшую бутылку и вливает что–то в кофе. Сзади подходит официант, он все видит.
О ф и ц и а н т: Вижу, что в итоге мы оба говорили об одном и том же. Теперь я буду приносить вам... хм... особый кофе.

Кабинет Шеридана
Шеридан и Деленн сидят за столом и играю в какую–то игру (возможно, это минбарские шахматы). Однако Деленн думает о чем–то другом. Тут приходит сообщение от „Белой звезды–27”. Монтойя говорит, что еще три корабля присоединились к поискам Ленньера.
М о н т о й я: Мы ничего не нашли.
Ш е р и д а н: Продолжайте поиски.
Однако Монтойя добавляет, что минбарские истребители не приспособлены к длительному ведению боя — они придерживаются тактики быстрых ударов и возвращений. В каждом истребителе есть запас кислорода на случай, если пилот не сможет вернуться на корабль, однако этот запас рассчитан лишь на 36 часов, а с момента исчезновения Ленньера прошло почти 48. Деленн не может вынести этого. Она отворачивается от монитора...
Монтойя продолжает
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY