Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


отдохнуть, а „Белая звезда–27” открывает точку перехода и выходит в гиперпространство.

Эпилог: за президентским столом
Вавилон 5, комната Шеридана
Шеридан и Деленн ужинают вместе со Стивеном и Заком. Зак рассказывает о случившемся в „Зокало”. Все смеются. Деленн спрашивает, арестовал ли Зак Вира. Тот отвечает, что нет, поскольку никто не пострадал. Дрази не захотел выдвигать обвинение, поскольку он не захотел бы признавать, почему Вир так разозлился на него. По словам Зака, Лондо присутствовал при этой сцене и вел себя как гордый отец. Все смеются.
Шеридан почти сожалеет, что дрази не смогли подсунуть „жучка” в апартаменты Лондо. Это нехорошо, но тогда им, возможно, удалось бы узнать, почему центавриане нападают на другие миры. Но Деленн по–прежнему не верит, что Лондо известно о пиратских нападениях. Это очень беспокоит Франклина. Если кто–то на Приме Центавра смог провернуть все это без ведома Лондо, который является премьер–министром, то нападения организуются верхушкой правящих кругов Центавра,... а это означает серьезную проблему.
Однако это не единственная сложность. Другие миры не станут ждать слишком долго. Шеридан предполагает, что в лучшем случае они имеют в своем распоряжении месяц, — потом они не смогут контролировать другие расы. Не имея доказательств, Альянс должен будет выступить против любых действий других рас,... а это означает крушение Альянса и начало новой войны. Франклин говорит, что у них все–таки есть целый месяц, за это время можно многое сделать...
Шеридан спрашивает, где Гарибальди — он не видел Майкла целый день. Гарибальди должен был прийти на встречу, Деленн послала ему сообщение, но Майкл так и не появился. Возможно, он не получил его.

Комната Гарибальди
Майкл лежит на полу — он пьян и поет какую–то песню.
Г а р и б а л ь д и:
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY