Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


опыта общения с центаврианами, которым обладаем мы с тобой.
Так что... мне нужно, чтобы ты отправился к границам владений Центавра и следил за всем подозрительным. Тебе известно, как они думают, как они сражаются. Если кто–то и сможет добыть доказательства, которые нужны нам, то это только ты.
Л е н н ь е р: Но почему нельзя рассказать Шеридану?
Д ел е н н: Из–за смерти Маркуса... и учитывая опасность этого поручения... думаю, Джон не захочет посылать с подобной миссией того, кто дорог мне. Как твой друг, он захочет защитить тебя. А как мой муж, он станет защищать меня от всего, что может случиться с тобой.
Л е н н ь е р: Полагаю, в этом отношении он знает вас не так хорошо, как ему следовало бы.
Д е л е н н: Он знает меня. Но он еще и любит меня... Иногда одно мешает другому.
Л е н н ь е р: Да, я... представляю, что такое случается.
В течение всего разговора лицо Ленньера похоже на застывшую маску, словно ему приходится приложить все свои силы, чтобы скрыть гнев разочарования. Он сильно изменился. Деленн замечает шрам на его правой щеке — Ленньер получил его во время тренировок с дрази.
Д е л е н н: Я слышала, что ты тренируешься слишком упорно. Тебе не следует так спешить...
Однако Ленньер говорит, что если бы он не тренировался так упорно, то не был бы готов к этому заданию.
Деленн передает ему инфокристалл, в котором содержатся все необходимые инструкции. Ленньер будет считаться членом команды „Белой звезды–27”. Корабль уже ожидает его. Деленн не рассказала капитану о задании Ленньера: ему известно лишь то, что Ленньер и несколько других рейнджеров должны приобрести навыки космических боев вблизи границ Центавра. Как только Ленньер обнаружит что–то важное, он должен немедленно вернуться.
Ленньер хочет немедленно отправиться на корабль, но Деленн говорит,
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY