Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


кладет свою руку на руку Джона.
Раздается вызов из рубки. Корвин сообщает, что получил сигнал от Локли по внешней системе связи. Шеридан приказывает пропустить сигнал.
Ш е р и д а н: Капитан Локли.
Л о к л и: Да, господин президент.
Ш е р и д а н: Капитан... где вы находитесь?
Л о к л и: В своей комнате, сэр. Мистер Гарибальди проник в StellarCom. Прямо сейчас я нахожусь в двух уровнях над вами и на расстоянии в 27 световых лет. Не спрашивайте — я сама ничего не понимаю.
Ш е р и д а н: С вами все в порядке, Элизабет?
Л о к л и: Да, сэр. Благодарю вас.
Ш е р и д а н: Итак, капитан?
Л о к л и: Сэр, моя гипотеза такова: все это прекратится само с восходом солнца, когда эта область перестанет принадлежать бракири.
Шеридан подтверждает, что именно это обещали ему власти Бракира. Сигнал начинает ослабевать, поэтому Шеридан просит ее прийти к нему в кабинет в восемь утра и рассказать все подробности.

Комната Ленньера
Морден сидит на кушетке и читает газету, а Ленньер медитирует, повернувшись к нему спиной.
М о р д е н: Ну что ж... мое время подошло к концу. Вспоминай обо мне, Ленньер, как о краткой электромагнитной аномалии, что рассказала тебе правду для твоего же блага. Увидимся по ту сторону.
Ленньер поворачивается в тот момент, когда Морден исчезает. Газета падает на пол...

Комната Гарибальди
Доджер поет Гарибальди стихотворение Эмили Дикинсон на мелодию „Желтой розы Техаса”. Потом наступает очередь Гарибальди — оказывается, это совсем не так просто. Доджер осознает, что ей пора уходить. Гарибальди говорит, что он рос „хорошим мальчиком–католиком”, как ни трудно в это поверить, так что, возможно, однажды они встретятся в раю.
Д о д ж е р (цитируя стихотворение): Расставание — это все, что мы знаем о рае, и все, что нам нужно от ада.
Доджер целует
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY