Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


вы были императором, это что–то значило. Покоритель зонов и шоггренов. А теперь... пфф! Каждый может стать императором. Я могу. Вир может. Если Вир может быть императором, то им может стать и маленький земной котенок. Ну давайте! Поговорите со мной. Это День мертвых. Хм... Нет? Нечего сказать? Конечно, нечего. Мертвецы остаются мертвецами.
Свет гаснет, и комнату заполняет красноватое сияние. Лондо открывает дверь, пытаясь выяснить, что происходит. Сияние, исходящее от силового поля, отражается на стенах коридора. Неожиданно позади него появляется женщина, которая доливает ему вина.
Услышав шорох, Лондо оборачивается и видит Адиру Тэри — свою возлюбленную, убитую Морденом („Рожденный для пурпура”). Лондо потрясен. Он не верит своим глазам.
А д и р а: Здравствуй, Лондо. Я вернулась.
Л о н д о: Адира? Адира Тэри? Моя Адира? Но... ты мертва. Я видел твое тело. Ты была отравлена. Но...
А д и р а: Шшш.
Она дотрагивается пальцем до его губ.
Л о н д о: Это ты. Я убил человека, убившего тебя, ты знаешь? Но это не вернуло тебя. Я должен стать императором, я спаситель своего народа, но я отдал бы все это за то, чтобы ты вернулась, чтобы быть рядом с тобой...
А д и р а: Лондо. Мой дорогой. Мой бедный, замечательный...
Адира целует его.
Л о н д о: Я так тосковал по тебе...

Комната Гарибальди
Гарибальди спит, но неожиданно его будит шум воды в душе. Он хватает PPG, который всегда кладет на ночь под подушку, тихо встает и подходит к ванной.
Г а р и б а л ь д и: Ладно, кто бы там ни был, выходи с поднятыми руками.
Ж е н щ и н а: О, проще тебе войти, Майкл. Ты смог бы потереть мне спину.
Виден силуэт женщины, которая вытирается полотенцем. Гарибальди выглядит потрясенным.
Ж е н щ и н а: Это настолько приятно. Ты не можешь вообразить, как я соскучилась по горячей воде.
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY