Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


Г'Кара
Около двери слоняется и поет множество паломников. Та'Лон звонит в дверь, но Г'Кар кричит, чтобы посетитель убирался. Обнаружив, что это Та'Лон, Г'Кар впускает его.
Г'Кар прячется. Та'Лон говорит, что посетители ждут, что Г'Кар скажет им несколько слов, но Г'Кару нечего сказать им. Однажды он уже отказался от возможности стать правителем своего народа и никогда не жалел об этом. Он чувствует, что вести других — это не его назначение в жизни. Та'Лон вынимает меч и кладет его на стол. Когда–то он сказал Г'Кару, что у того есть над ним несправедливое преимущество: Та'Лон носит меч в руке, а Г'Кар — в сердце, и поэтому никто не может его отобрать. Честь требует от Та'Лона пользоваться своим мечом. Разве честь Г'Кара не требует, чтобы и он пользовался своим?
Г' К а р: Ради чего, Та'Лон? Мне нечему научить их.
Т а' Л о н: Вот здесь ты не прав. За сто лет мы выучились одному: как ненавидеть и как сражаться. Но пришла новая эпоха, Г'Кар. Мы должны выучить и другие уроки. Наши вожди на Нарне знают только старые пути. А ты пошел по иному пути, выжил и вернулся, чтобы показать его нам. Лично я твою книгу не читал. Я никогда не был слишком религиозен, но я видел, как свет понимания разгорался в их глазах. Дело не в том, чтобы научить чему–то, дело в том, чтобы разучиться ненавидеть и бояться. Я воин, я не могу научить их этому. А ты можешь.
Г' К а р: Всю жизнь я отвечал только за себя. Когда я рисковал, я рисковал один, чтобы не заставлять других платить за мои ошибки. Они хотят, чтобы я показал им другой путь. Что, если я покажу им ложную дорогу? Что, если они пришли ко мне не из–за урока, а из–за учителя? Я боюсь, как бы моя тень не стала значить больше моих слов.
Т а' Л о н: Если это случится, я лично убью тебя, даю слово.
Г' К а р: От этого мне должно стать легче?
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY