Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


все будет иначе. У Байрона есть план, хотя и очень опасный.

Прима Центавра, покои Лондо
Старый друг Лондо Джано приходит навестить Моллари, но Г'Кар останавливает его и тщательно обыскивает. Джано не возражает против присутствия нарна и даже не жалуется из–за обыска. Лондо приветствует старого друга и предлагает ему выпить.
Л о н д о: Новый Альянс Шеридана вынуждает меня много работать. Я вернулся сюда, чтобы посмотреть, что я могу сделать здесь. Как здоровье регента?
Д ж а н о: Говорят, не очень.
Л о н д о: „Говорят”? Разве ты не видел его?
Д ж а н о: Он уединился. Официально... в течение почти трех месяцев его видели лишь личный врач и несколько преданных помощников.
Л о н д о: Хм. А неофициально?
Д ж а н о: Кто–то из слуг видел его бродящим поздно ночью по дворцу. Говорят, он разговаривал сам с собой — кричал, плакал, ругался — но резко замолкал, когда к нему кто–то приближался. Несколько раз он говорил, что ему нужно сказать им что–то важное. Но затем тень пробегала по его лицу, и он уходил. Однажды (до того, как помощники отвели его обратно в его покои) он приказал гвардейцу убить себя, потому что он — это уже не он сам. Конечно же, он был совершенно пьян.
Л о н д о: Вот как? Я нахожу это очень странным. Я знал регента с тех пор, как впервые очутился при дворе. Он не пьет. Он культивировал трезвость, она была его единственным пороком, расходившимся с общепринятым поведением.
Д ж а н о: Возможно, он изменился.
Л о н д о: Кажется, все стало спокойнее со времен правления Картажье.
Д ж а н о: Спокойнее — да. Но и страннее.
Джано собирал новейшие данные о состоянии центаврианского флота — стандартный протокол, но один из помощников регента приказал ему остановиться. Он заявил, что подобная информация предназначена только для регента. Другие отчеты — производство
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY