Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


лучшей! Единственный путь, который оставался мне, — вернуться в Пси–Корпус, а ведь ты даже не хочешь узнать, на что мне пришлось согласиться, чтобы все уладить.
З а к: Лита...
Л и т а: Я не закончила. После всего этого вы осмелились просить меня второй раз рисковать своей жизнь во время гражданской войны на Земле, и я, как последняя идиотка, сделала это. И что я получила с этого? Ничего. Ни жизни, ни надежды, ни возможностей. А теперь появляется Байрон. И впервые за все время я ощущаю, что кто–то действительно заботится о том, что будет со мной.
З а к: Я забочусь о том, что будет с тобой, Лита.
Л и т а: Да, возможно, это правда. Но слова — это пустое, Зак. Байрон рискует собственной жизнью для того, чтобы создать новую жизнь для своих последователей. Он вернул нам чувство собственного достоинства и позволил нам ощутить себя членами общины. Я горда этим, и я горжусь им.
Если Зак не может смириться с этим, это очень плохо. Зак просит у нее пять минут, чтобы все объяснить, но Лита отказывается.
Л и т а: Если Байрон попросит меня последовать за ним в ад, я пойду туда с улыбкой на лице, потому что я верю ему.
Что изменят пять минут Зака? Зак в отчаянии.

Трущобы
Байрон и вновь прибывшие оказываются в окружении банды бродяг. Байрон пытается пройти, но бродяги загораживают путь. Главарь шайки считает, что телепаты возомнили, будто станция принадлежит им и сами они выше всех. Байрон вновь пытается пройти, но главарь бьет его, и один из телепатов пытается помешать ему. Байрон останавливает его. Главарь собирается ударить телепата, но Байрон просит ударить его самого три раза. Тот с удовольствием выполняет просьбу.
Б а й р о н: Один раз так же приятно, как и три? А три, как один и два?
Г л а в а р ь: Что?
Б а й р о н: Есть разница между одним, двумя и тремя?
Г л а
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY