Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


скучать по нему.
Ш е р и д а н: Я знаю. Я тоже буду скучать...
Шеридан спрашивает Деленн, может ли он как–то помочь ей в ситуации с Ленньером.
Д е л е н н (более резко, чем она собиралась): Почти наверняка — нет.
Ш е р и д а н: Это из–за меня?
Д е л е н н: Частично... мне так кажется.
Ш е р и д а н: Да, я опасался этого. Как говорят на Земле, трое — это уже толпа.
Д е л е н н: На Минбаре три — священное число.
Шеридан предлагает поговорить с Ленньером, но Деленн заявляет, что Ленньер принял решение и им не удастся его изменить. Он должен следовать зову своего сердца.
Перед уходом Шеридан говорит Деленн, что, по словам Франклина, эта ночь станет решающей для Лондо. Он должен сражаться.
Д е л е н н: Удачи, Моллари. Удачи...

Видения Лондо
Лондо начинает грезить. Он видит себя на Вавилоне 5. Пожелание Деленн откликается эхом в коридорах станции. Лондо зовет Деленн, но не может найти. Он спрашивает остальных, не видели ли они Деленн, но ему никто не отвечает. Он бродит по коридорам до тех пор, пока ни находит ее.
Деленн сидит за столом, одетая в черное, на ее лицо наброшена вуаль. Она просит Лондо присесть. На столе лежат шесть больших карт, на которых изображены сцены из жизни Лондо.
Л о н д о (показывая на карты): Мое будущее?
Д е л е н н: Ваше прошлое.
Деленн собирает карты и кладет их на белоснежную ткань. Из карт вытекает струйка крови.
Д е л е н н: Вы умираете, Лондо.
Л о н д о: Знаю.
Д е л е н н: Вы хотите жить?
Л о н д о: Разве это что–нибудь изменит? Возможно... возможно, так даже лучше. Знаете, вот уже двадцать лет я вижу свою смерть во сне.
Лондо вспоминает свой сон, в котором Г'Кар душит его.
Л о н д о: Возможно, будет лучше, если я умру сейчас — назло судьбе.
Д е л е н н: Вы хотите жить?
Л о н д о: Разве это что–нибудь изменит? Разве на
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY