Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


нашли укрытие в твоей доброте.
Лита благодарит его, но при этом замечает, что его рассказ — самый элегантный способ сменить тему из всех, которые она когда–либо встречала. Лита просит его немного поспать, однако Байрон говорит, что сон — это не главное. Они и так слишком много спят, а вот грезят недостаточно.
Но тут что–то происходит — все телепаты встревожены. Лита ничего не ощущает, пока Байрон не просит ее снять блокировку, которую она вынуждена поддерживать из–за нормалов. И тогда она понимает, что произошло — прибыл Бестер и его ищейки.

Кабинет службы безопасности
Гарибальди сидит в кабинете, когда заходит один из офицеров — он разыскивает Зака. Гарибальди спрашивает, что происходит, и, несмотря на то, что офицеру не разрешили говорить об этом Майклу, он сообщает, что на станцию прилетел Бестер, который в данный момент беседует с Локли. Гарибальди выбегает из кабинета и устремляется по коридору, расталкивая всех на своем пути.

Кабинет Локли

Бестер рассказывает капитану шутку о Декарте: раз справедливо „я мыслю, следовательно, существую”, то верно и противоположное — „если я не мыслю, следовательно, не существую”. Но тут в кабинет врывается Гарибальди. Увидев Бестера, он сразу же вспоминает, что с ним произошло в прошлом („Лицо врага”). Бестер лишь улыбается. Гарибальди пытается наброситься на Бестера, но Локли не дает ему сделать это. Она вызывает службу безопасности и приказывает посадить Гарибальди в камеру. Два офицера переглядываются, они не знают, что делать — ведь им придется арестовать своего бывшего начальника. Локли говорит, что еще через пять секунд они пойдут под трибунал. Тогда офицеры выводят Гарибальди из кабинета.
Локли извиняется перед Бестером за то, что их разговор был прерван.
Б е с т е р: Не за что, капитан. Я привык.

Действие
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY