Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


ей, что тысячи невинных людей погибли лишь потому, что они ждали подходящего момента, но Лученко говорит, что речь шла о безопасности всей планеты: они не могли выглядеть слабыми или неорганизованными, потому что тогда могло начаться вторжение. Кроме того, люди Кларка были повсюду, и любые действия против него были обречены. Однако на Вавилоне 5 Шеридан был единственным, кто мог противодействовать Кларку так, чтобы тот не узнал об этом. Морально действия капитана полностью оправданы, но одновременно они являются мятежом.
Ш е р и д а н: Значит, морально я был прав, но политически я все сделал неподобающим образом.
Л у ч е н к о: Настолько неподобающе, что даже не пытались скрыть этого. А теперь нам придется расхлебывать эту кашу.
Лученко хочет, чтобы Шеридан присутствовал на пресс–конференции, которую она назначила на следующий день.
Л у ч е н к о: Вы объясните, что делали все ради блага Земли, но ваша совесть не позволяет вам и дальше оставаться в Вооруженных Силах Земли. Вы заявите о своей немедленной отставке, и я прослежу, чтобы вы получили пенсию, и обещаю отдать приказ об амнистии всех тех, кто служил под вашим началом во время кризиса.
Ш е р и д а н: А если я откажусь?
Л у ч е н к о: Вы будете разжалованы, а ваше дело передадут в военный трибунал. То же самое для Ивановой и остальных членов команды. И я проверю, чтобы трибунал состоял из генералов, заранее готовых вынести решение о расстреле. Не делайте ошибку, полагая, что это лишь разговоры. Это не так. У вас нет другого выхода.
Вся гнусность ситуации заключается в том, что ваше дело было правым, но поступили вы неправильно, неподобающим образом. Теперь вам придется заплатить за это. Знаю, это мерзко, но все обстоит именно так. И какой же путь вы предпочтете?
Ш е р и д а н: Вы письменно подтвердите амнистию
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY