Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


о р и ш и: Мой бог...
Т р е н т: Это станет настоящей революцией в космических путешествиях. Откроются новые коммерческие возможности. Это станет дьявольским оружием. Больше не будет никаких гиперпространственных зондов, предупреждающих вас за два дня о приближении боевых подразделений противника. Кто бы ни получил в свое распоряжение возможности третьего пространства, он сможет появиться там, где ему будет угодно, и тогда, когда ему будет угодно, нанести удар и исчезнуть до того, как противник сумеет отреагировать. Это совершенная форма коммерции, это абсолютное оружие; это наш двойной выигрыш, Билл, и он лишь ждет, пока мы поймем это. Как только мы сделаем это, все, что нам останется, — придумать, где мы захотим получить наши Нобелевские премии.
Эта идея может объяснить следы повреждений. Кто бы не создал артефакт, он мог задумывать его как оружие против другой расы, но эта раса успела напасть до того, как устройство начало функционировать. Однако это не объясняет, как оно попало в гиперпространство. Почему же другая раса не захотела сохранить его для себя? Но для Трент все это — дела давно минувших дней. Для нее важно другое: кто–то вскоре узнает о том, что они нашли, и попытается забрать устройство у них. Они должны проникнуть внутрь и выбраться наружу так, чтобы никто не заметил. Единственный способ сделать это — включить артефакт. Мориши замечает, что включить его можно, если он все еще способен функционировать. Трент убеждена, что он будет работать. Мориши соглашается помочь ей, и они вместе приступают к работе.

Красный сектор
Иванова заходит в лифт. Там уже стоит Вир. Он рассказывает Сьюзан, что видел ее во сне (центавриане считают это добрым предзнаменованием). Он видел ее и несколько других женщин, но не хочет вдаваться в подробности. Но это был очень яркий
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY