Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


л е н н: Джон, когда бы поблизости от нас не оказалось нечто неизведанное, твои глаза загорались как два крошечных солнца. И знаешь ли ты, что просто выкрикивали эти два огонька?
Ш е р и д а н: Что?
Д е л е н н: Мое. Мое, мое, мое, мое, мое!
Ш е р и д а н: Ну это уж обман.
Д е л е н н: Минбари не лгут.
Ш е р и д а н: Тогда это клевета.
Д е л е н н: Где клевета, там и обман. Вновь мимо.
Ш е р и д а н: Тогда это... это чертовски неприятно.
Д е л е н н: Истина всегда такова.
Она целует его и выходит из кабинета. Шеридан подходит к монитору и включает его. На экране появляется изображение артефакта.
Ш е р и д а н (улыбаясь): А кроме того,... он мой.

Снаружи Вавилона 5

Взяв „Фурию”, Зак пытается исследовать артефакт. Он сообщает исследовательской группе, что заметил следы орудий на внешней стороне артефакта. Возможно, объект снабжен минами–ловушками или какой–то иной автоматической защитной системой, так что им следует быть осторожными. До тех пор пока они не выяснят, что это за объект и откуда он появился, артефакт следует рассматривать как угрозу безопасности станции. Один из пилотов говорит, насколько красив этот странный объект. Зак замечает, что кобра тоже красива. Он приказывает всем быть очень осторожными.
Ремонтный бот отправляется к артефакту, чтобы взять пробу с его поверхности, и останавливается в нескольких метрах от нее. Он откалывает кусочек, но письмена на артефакте начинают мерцать, и бот теряет свою энергию. Через несколько минут „мертвый” бот начинает дрейфовать, удаляясь от станции.

Отсек Кобра
Техник объясняет Шеридану, Ивановой и Заку, что же случилось с ремонтным ботом. Артефакт выкачал всю энергию, так что невозможно даже перезарядить его аккумуляторы. Ремонтные группы уже трижды пытались сделать это, но все бесполезно. Иванова
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY