Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


остались только рассказы. Ольвин возражает: есть еще и священные книги, написанные после Большого Пожара, которые рассказывают о битвах, что сотрясали землю и океаны.
Майкл не уверен в том, что им стоит сохранять сведения, добытые из книг, — все эти истории не что иное, как выдумки. Он открывает „Книгу Лориена”, Последнего из Первых. На странице нарисован портрет Лориена. Майкл сомневается в том, что он когда–либо существовал — ведь доказательств нет.
Но Ольвин настаивает, что доказательства существуют в космосе, среди звезд, — но они не могут добраться до них. Майкл сожалеет о том, что случилось с Землей, и Ольвин вновь напоминает, зачем они здесь: чтобы сохранить сведения из прошлого, что живы до сих пор. Но Майкл хочет знать, как они смогут хоть когда–нибудь создать летающие машины, о которых рассказывают книги, и найти истину среди звезд.
Он открывает книгу „Благословенный Шеридан”, где рассказывается о Шеридане, который жил, умер, воскрес вновь, а затем вознесся на небеса. Еще есть книги „Иванова, Сильная духом”, „Деленн, Мудрейшая”. Майкл боится, что все это выдумки.
Больше всего его беспокоит пророчество „Деленн Третьей”, которая предсказала, что Анла'шок вернутся на Землю в час великой нужды. Майкл считает, что они очень долго ждали, но рейнджеры так и не пришли, и он начал сомневаться во всем. Он боится, что вся его жизнь может оказаться посвящена обману. Ольвин говорит, что бессилен помочь Майклу — с этим может справиться только вера.
О л ь в и н: Вера поддерживает нас в час, когда разум говорит, что продолжать бесполезно, и вся наша жизнь лишена смысла.
Вера и разум должны помогать друг другу, чтобы отыскать причину для того, чтобы продолжить начатое.
О л ь в и н: Разум не бесполезен, но его недостаточно. Вера и разум — это башмаки на твоих ногах. С двумя
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY