Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


остановить программу, но компьютер не реагирует. Гарибальди спрашивает, не находятся ли они случайно на военной базе, и тут Дэниел в ужасе вскакивает и убегает через мерцающую стену. Майкл подходит к друзьям и говорит:
Г а р и б а л ь д и: Расслабьтесь, друзья. Расслабьтесь.
И тут вся база исчезает в ослепительной вспышке пламени.

К о м п ь ю т е р: Запись окончена. Включен режим автоматического выбора. Загружается следующая запись. Дата: тысяча лет от первого временного отрезка. Ждите.

Действие четвертое: Т + 1 000
2 января 3262 года
Библиотека
Человек в одеянии монаха проверяет, как работает камера, и удивляется, что механизм по–прежнему функционирует. Человек должен составить отчет, но тут раздается стук в дверь. Монах недоволен, но впускает юного монаха, которого зовут брат Майкл. У него в руках большая тяжелая книга.
Майкл говорит, что он в смятении. Брат Ольвин (так зовут старшего монаха) спрашивает, что случилось на этот раз, и Майкл отвечает, что не знает, зачем он находится здесь и каков смысл его жизни. Ольвин говорит, что планы Господа — тайна, и он не станет раскрывать ее раньше времени. До Майкла дошли слухи, что их просьба вновь была отклонена Римом, и спрашивает, правда ли это.
О л ь в и н: Пути Рима, как и пути Господа, неисповедимы. Те, кто живут там, таинственны, иногда они достигают понимания. Они признают, что не способны узреть мудрость и смысл нашей миссии: сохранить живыми знания прошлого. Знания, что могли бы быть утраченными навечно после Великого Пожара пятьсот лет тому назад. Разве их призвание — наука и технология? Нет, это наше предназначение.
Ольвин считает, что Рим не стремится к истинному знанию, но Майкл не уверен, что они сами знают истину. Поскольку большинство записей погибли во время Большого Пожара, в их распоряжении
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY