Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


патологический субъект не смог бы окружить себя такими мифами, как сделал это Шеридан. Ташаки считает, что речь идет о тщательно продуманной и подготовленной пропагандистской компании.
Э к с е т е р: И тут можно многое сказать о том, как была обставлена его смерть.
Т а ш а к и: Верно. Каждый знает, что Шеридан умер на Минбаре. Та таинственная история, что распространялась его последователями, была придумана, чтобы увековечить миф о его личности. И, как мне кажется, она сработала, потому что множество людей все еще верят ей, хотя прошло восемьдесят лет („Сон в сиянии”, „Деконструкция заходящих звезд”).
Ведущий спрашивает гостей о Деленн. Начинается обсуждение продолжительности жизни минбарцев — гости считают, что минбарцы не могут жить 140 лет. Эксетер считает, что смешно верить в то, что Деленн все еще жива. Говорят, что она живет в уединении, но, по его мнению, Альянс просто использует эту историю в своих целях. Ташаки тоже соглашается и недоумевает, зачем руководству Альянса нужны ложь и мифы, если он действительно так силен.
Ведущий спрашивает, принесло ли пользу создание Альянса, и Эксетер признает, что это так, но никто из присутствующих не выражает энтузиазма. Эксетер не считает, что создатели и руководители Альянса были столь же хороши, как рассказывают их биографы и историки. Ташаки говорит, что Шеридан был мегаломаньяком, для нее непереносима мысль, что подобная личность занимает столь высокое место в истории. Но тут ее слова прерывает сигнал тревоги, и ведущий говорит, что кто–то проник в здание.
Появляется состарившаяся Деленн в белых одеждах. Она опирается на высокий посох, ее сопровождают два минбарца. Все присутствующие в шоке. Деленн обращается к гостям программы.
Д е л е н н: Джон Шеридан был хорошим, добрым и скромным человеком.
Она поворачивается,
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY