Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


что последнее, о чем я подумала, было „я умираю”. И это было совсем не ужасно.
А затем я услышала его голос, донесшийся откуда–то издалека: „Я люблю тебя”. Я подумала: „Это Бог? И это Бог?” У него был жуткий английский акцент, как во всех старых фильмах. Я почувствовала, что меня тянут вниз, я стала тяжелой, так ужасно тяжелой. Я заставила себя открыть глаза и увидела его рядом с собой, и мы оба были подключены к этой чертовой машине. Я пыталась вырваться... Клянусь, Стивен, я пыталась. Но я не могла даже пошевелиться.
Ф р а н к л и н: Послушай, ты ничего не могла сделать, слышишь? Ты была в жутком состоянии. Не вини себя.
И в а н о в а: Я не должна, не должна, не должна. Знаешь, всю жизнь у меня были проблемы в отношениях. Может, ты заметил. Те, кого я любила, всегда либо причиняли мне боль, либо бросали меня. А те, кто оставались, у них внутри ничего не было, никакой глубины. Прошло время, и я просто решила забыть об этом. И тут появился Маркус. Я знала, что он никогда не причинит мне боли, и знала, что он не бросит меня, и знала, что он любит меня. Я знала это. И я просто не хотела признать это. А он столько отдавал мне и так мало просил взамен. Он надеялся лишь на доброе слово или улыбку, а все, что я дала ему за эти два года, — одно горе. И все это потому, кажется, я знала, что хотела, и боялась.
Ф р а н к л и н (тоже очень взволнованно): Ты знала, что ничего не получится. Ты просто защищала себя, боясь новой боли, это все.
И в а н о в а: Возможно, но, может, мне следовало бы попытаться. Я могла бы сделать это ради него. А теперь не могу. По крайней мере, мне следовало бы хоть раз перепихнуться с ним.
Ф р а н к л и н: Что? Ты сказала „перепихнуться”?
И в а н о в а: Он бы выразился именно так. Вряд ли я была способна на что–то большее.
Ф р а н к л и н: Ну что
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY