Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


который он надел на голову Литы. Для того чтобы вступить в контакт, она должна выйти на поверхность. Остальные возражают, но Лита говорит, что контакт затруднен из–за большого расстояния до цели, а на поверхности ничто не будет препятствовать передаче сигнала. Лита уходит, а Гарибальди связывается с „Белой звездой” Маркуса.
Г а р и б а л ь д и: „Ворчун” — „Белоснежке”. У меня есть координаты замка королевы–мачехи. Мы заняли позицию. Вы можете разбить зеркало, когда захотите. Остаюсь на связи.

„Белая звезда”
Маркус очень молчалив и печален. Ленньер внимательно следит за ним.
Л е н н ь е р: Ты вновь думаешь об Ивановой.
Маркус признает, что на Вавилоне 5 ей будет лучше — здесь они ничего не могут сделать для нее. Ленньер просит его не надеяться на чудо, но Маркус отказывается поверить, что Сьюзан умрет. Он разговаривал с доктором Хоббс на Вавилоне 5. Они придумают что–нибудь. Но Ленньер не согласен.
Л е н н ь е р: На Вавилоне 5 нет ничего годного к употреблению.
Маркус озадачен его словами, но тут их разговор прерывается сигналом от Гарибальди. „Белая звезда” покидает флот и направляется к Марсу.

Марс, в бункере
Гарибальди приказывает всем отойти от окон и приготовить кислородные маски, потому что перепад давления, который вызовет открывшаяся в атмосфере точка перехода, будет очень велик. Боец Сопротивления (тот, кто находился в бункере до атаки) не верит, что подобный маневр осуществим. Однако Гарибальди передал флоту всю необходимую информацию с точность до полуметра, так что все будет в порядке. Франклину тоже не по душе эта идея.
Ф р а н к л и н: Полагаю, всеми координатами занимался ты. И знаю, что пару раз ты был в затруднении.
Г а р и б а л ь д и: Ты прав, ты прав. Я частенько путаю их... Но я сделал все правильно. Или думаю, что сделал верно. Какая
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY