Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


а иногда — такой, какой, как вы решили, она должна быть. Моя задача... заставить вас... решить поверить... в иное. А когда это случится, весь мир родится заново на ваших глазах.
Ш е р и д а н: Не получится.
С л е д о в а т е л ь: Нет? Но вы же сделали это прежде.
Шеридан удивлен, и следователь объясняет, что, когда ему сказали, что минбарцы — враги, они были врагами. Когда сказали, что война закончилась, минбарцы перестали быть врагами. И то, и другое является истиной.
С л е д о в а т е л ь: Вы не только признали их союзниками, вы сблизились с ними. Вы взяли с любовницы одну из них... Все зависит от того, во что вы верите и во что вам приказали верить. Истина переменчива, истина субъективна.
Ш е р и д а н: Нет!
С л е д о в а т е л ь: Правительства творят политику, а солдаты вынуждены принимать ее, даже если она совершенно противоречива. Вот истинное определение вашей профессии! Солдат смиряется с тем, что истина меняется ежедневно.
Шеридан благодарит его за сэндвич. Неожиданно следователь начинает быстро собирать свои вещи.
С л е д о в а т е л ь: Так вот, о сэндвиче, капитан. Забавная штука с ядом. Мне казалось, что если понемногу принимать яд ежедневно, то привыкаешь к нему. И сможешь проглотить большую дозу без всяких проблем. Я всегда полагал, что это лишь метафора. Но чего — не знал. Содержимое сэндвича не убьет вас, как я уже сказал, вы нужны им живым. Токсин начнет действовать через пару минут. Я вернусь, когда им удастся прибраться здесь.
Следователь уходит. Шеридан остается один, ему плохо...

Действие второе: сопротивление
Шеридан лежит на полу, ему очень плохо. Входит следователь и желает ему доброго утра. Он извиняется за то, что отравил его, но это было необходимо.
С л е д о в а т е л ь: Мы должны сломать вас физически, прежде чем сможем добраться
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY