Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


с ним, и тогда следователь заявляет, что он не мог захотеть свергнуть правительство Земли...
С л е д о в а т е л ь: ...если только не вы не находились под влиянием со стороны, не так ли?
Ш е р и д а н: Нет.
Шеридан настаивает, что это неправда, но следователь считает иначе: ведь каждый человек так или иначе находится под чужим влиянием.
С л е д о в а т е л ь: Или вы так отстранились от остальных людей? Неважно, я отмечу это как ваше первое измышление.
Он продолжает есть сэндвич. Заметив голодный взгляд Шеридана, он протягивает ему оставшийся кусок:
С л е д о в а т е л ь: Вам тоже хочется? Я знаю, вас не кормили с тех пор, как вы очутились здесь, — это как минимум два дня. Кроме того, время обеденное. Не так ли? Время обеда?
Ш е р и д а н: Вы только что сказали „доброе утро”.
С л е д о в а т е л ь: Но о каком утре может идти речь, если я обедаю? Если сейчас утро, вам ничего не достанется, если время обедать — получите сэндвич. Обеденное время?
Ш е р и д а н: Уверен, что где–то сейчас обеденное время.
Следователь отдает Шеридану сэндвич. Капитан подносит его ко рту, но резко останавливается и подозрительно смотрит на него.
С л е д о в а т е л ь: Я же сам съел половину. Ваша смерть не принесет никому выгоды. Я уже говорил вам, что пришел сюда для того, чтобы добиться вашего сотрудничества, но я не смогу сделать это, если вы умрете.
Шеридан начинает жадно есть сэндвич.
С л е д о в а т е л ь: Однако это доказывает, что все есть вопрос перспективы. Вы видели то, что сочли дневным светом, и решили, что сейчас утро. Свет погас, и вы подумали, что пришла ночь. Вам предложили сэндвич, и вы полагаете, что уже середина дня. Истина переменчива, она субъективна...
Здесь наступит обеденное время, если вы и я решим так. Иногда истина становится такой, какой вы ее представляете,
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY