Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!



Л и т а: С вами все в порядке?
Ф р а н к л и н: Нет. Определенно нет. Когда Шеридан прилетел с За'ха'дума, все говорили о том, как он изменился. Стал жестче, упорнее. Я действительно не замечал этого. Если забыть о некоторых физиологических изменениях, это был Шеридан, тот же самый, что и всегда. Но Шеридан, которого я знал, никогда не приказал бы мне того, что сказал только что. Он прав... Он прав, другого пути нет. Я могу лишь мечтать о том, чтобы он ошибался. (поворачиваясь к Лите) Я хочу предложить вам работу, причем надолго, вы сейчас не заняты?
Лита кивает в знак согласия.
Ф р а н к л и н: Собирайтесь, мы улетим через пару дней — как только я сделаю то, что нужно.
Л и т а: Куда мы полетим?
Ф р а н к л и н: На Марс.

Марс
Гарибальди сидит в комнате, раздается стук в дверь. Это Лиз, она принесла ему ужин. Она собирается уходить, но Гарибальди спрашивает ее:
Г а р и б а л ь д и: Почему он вместо меня?
Л и з: Майкл!
Г а р и б а л ь д и: Из–за денег?
Л и з (гневно): Нет!
Г а р и б а л ь д и: Ты любишь его?
Л и з: Да... Да, он хороший человек.
Лиз объясняет, что Эдгарс очень добр к ней. Сам же Майкл никогда не заботился о том, что было важно для нее.
Л и з: ... Люди вроде тебя никогда не женятся. Они уже женаты — на своей работе. 24 часа в сутки. А все остальное — лишний багаж.
Г а р и б а л ь д и: Я никогда не говорил тебе этого.
Лиз подходит к двери, но не может уйти. Прерывающимся от слез голосом она говорит, что после разрыва с Францем ей было очень плохо, а Билл был так добр.
Л и з: Если бы я позвала тебя, ты прилетел бы с Вавилона 5 на Марс? Ты прилетел бы?
Г а р и б а л ь д и: Я не знаю.
Л и з (в слезах): В этом вся проблема. Я становлюсь слишком старой, чтобы слышать „я не знаю”. Я знаю лишь, что Билл заботится обо мне...
Гарибальди бросается
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY