Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


Иванова пытается продолжить разговор, но через несколько мгновений Шеридан вскакивает и кричит:
Ш е р и д а н: Вот оно, есть! Это сработает.
Он подходит к столу и начинает говорить о том, что ему надоело уговаривать Лигу Неприсоединившихся Миров.
Ш е р и д а н: Я устал заставлять всех. Есть более простой путь уговорить их.
М а р к у с: И как же мы это сделаем?
Ш е р и д а н: Не уговаривая их!
При слове „не” он бьет кулаком по столу, так что тарелки подлетают, все вздрагивают, а Иванова даже вскрикивает.
Шеридан приказывает Маркусу взять три корабля, лететь в Сектор 83 и ждать там дальнейших распоряжений. Капитан не хочет объяснять причины такого решения:
Ш е р и д а н: Поверьте, это будет великолепно!
Он уходит. Иванова встает, берет кружку из которой пил Шеридан, и принюхивается.
И в а н о в а: Простая проверка.
Ф р а н к л и н: Если он такой после трех дней отсутствия Деленн, то что же с ним будет через неделю?

Гиперпространство
„Белые звезды” летят на Минбар. Ленньер не может связаться с планетой по личному каналу, но ему удается поймать выпуск новостей.
Л е н н ь е р: В столице начались столкновения. Как и в других городах.
Д е л е н н: Гражданская война...
Л е н н ь е р: Да. Она началась...

Действие первое: вопрос равновесия
„Белая звезда”
Деленн смотрит на изображения Минбара. К ней присоединяется Ленньер. В ее глазах слезы — она чувствует себя виновной в том, что происходит на Минбаре.
Д е л е н н: Когда я была ребенком, мой отец часто проносил меня на плечах через весь город. Я никогда не видела подобной красоты. Город казался вечным, как и его красота. Мы слышали о Сером Совете, но его название произносилось с почтительностью и благоговением. Он объединял наш народ. Это был мир, обещанный Валеном, — тысяча лет мира меж тремя кастами.
Следующая 






Supported By US NAVY