Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


прежним шефом службы безопасности станции:
Г а р и б а л ь д и: Послушайте, не поймите меня неправильно, мне нравится Шеридан. Просто он изменился с тех пор, как вернулся. Знаете, иногда он начинает разыгрывать Второе пришествие. У него комплекс Бога. Вы больше не можете с ним говорить, он не слушает. Нет, не так, он слушает — Деленн. И этого инопланетянина, Лориена, который жил здесь недолго. Возможно, кого–то еще. Мне просто не нравится ситуация...
Р э н д е л л: Полагаете, у вас будут проблемы из–за сказанного?
Г а р и б а л ь д и: Вероятно. Но кто–то должен сказать...

В студии
Рэнделл объясняет, что им удалось проникнуть в запретную зону, где находятся криогенные установки.
На экране появляются установки. Рэнделл говорит, что видел, как туда заносили людей, находящихся в бессознательном состоянии. И в этих криогенных установках находятся слишком много тел.
Рэнделл рассказывает, что кусочки мозаики начинает складываться в цельную картину. Обитателей Трущоб помещают в криогенные установки. Инопланетные корабли ремонтируются за счет станции.
Р э н д е л л: Что станет следующей мишенью так называемой „последней надежды на мир”? Мы, наконец, готовы ответить на этот вопрос. Мы уверены, что ответ шокирует одних, ужаснет других, но, несомненно, вызовет гнев у каждого.

Эпилог: заключение Рэнделла
По словам Рэнделла, есть еще одно интервью, открывающее то, что „не было сказано”.
В Медотсеке Франклин рассказывает Рэнделлу о своей работе. Журналист спрашивает, сколько времени пациенты находятся на станции. Франклин говорит, что недолго, потому что Медотсек не обладает соответствующим оборудованием. Рэнделл спрашивает, используются ли криогенные установки.
Ф р а н к л и н: Очень редко и лишь в исключительных случаях.
Р э н д е л л: А сейчас?
Ф р а н к л и н:
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY