Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


императора Центарум назначил регента.
М и н и с т р: Регента? О небеса, кто же возьмется за такую работу? Я слышал, за нее очень хорошо платят, но это же просто церемониальная должность.
Л о н д о: Вообще–то, они избрали вас.
М и н и с т р: Она вряд ли стоит... (робко улыбнувшись) Меня?
Л о н д о: Придворные ожидают ваших приказаний, регент.
Несколько придворных, вошедших в залу, кланяются.
Л о н д о: Если вам понадобится совет, я буду на Вавилоне 5.
Лондо быстро уходит, пока министр не успел его спросить о чем–нибудь. Министра переполняют радость и возбуждение. Придворные ожидают его приказаний, поэтому он поднимает руку и говорит:
М и н и с т р: Я думаю...
Он подходит к окну, дотрагивается до занавески...
М и н и с т р: О пастелях!

Медотсек

Франклин осматривает глаз Г'Кара. Инфекции нет, и потому можно вставить оптический сенсор, чтобы восстановить способность видеть. Г'Кар очень рад, он в отличном настроении. Франклин спрашивает, почему он не принял предложение возглавить нарнов.
Г' К а р: Я видел, что творит власть, и я видел, чем приходится платить за нее. Одно другого не стоит.

Комната Гарибальди
Гарибальди бреется. Он останавливается, смотрит на себя в запотевшее зеркало и рисует на нем рожицу. Тут он вспоминает, как находился в камере...
Раздается сигнал компьютера — к нему поступило сообщение, не поддающееся расшифровке. Экран заполняют странные образы, напоминающие фракталы. Кажется, Гарибальди понимает сообщение, он приказывает компьютеру стереть его. Он возвращается к раковине и стирает влагу с зеркала...


Кабинет Шеридана
Шеридан, Франклин и Иванова ждут Гарибальди. Наконец он появляется.
Ш е р и д а н: Мистер Гарибальди, замечательно, что наконец–то вы присоединились к нам. А теперь, когда все мы здесь...
Но Гарибальди прерывает его,
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY