Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


этот мир принадлежит юным расам. Они научились сражаться сами. Они научились понимать. Пора отпустить их...
Т е н ь: Пойдешь ли ты... с нами?
Л о р и е н: Я был здесь с самого начала. Я не покину вас теперь. Я отправлюсь с вами за Пределы Мира, и мы вновь увидим всех тех, кто ушел раньше нас, всех, по ком мы так долго скучали...
В о р л о н е ц: Значит... мы будем не одни?
Л о р и е н: Нет. Никогда.

В космосе
Две фигуры исчезают, и флот ворлонцев и Теней быстро улетает из системы Корианы. Как только двигатели „Белой звезды” начинают функционировать, другие Изначальные тоже исчезают. Остается лишь Лориен.

„Белая звезда” Ивановой
М а р к у с: Мы только что победили?
И в а н о в а: Не сглазь!

„Белая звезда” Шеридана
Л о р и е н: Я долго ждал, когда кто–нибудь найдет меня. Теперь мне трудно уйти, как и остальным. Но никто из нас не может остаться на этот раз. Вот почему было так важно найти всех Изначальных. Теперь... этот мир ваш.
И у вас есть обязанность... сделать то, что делали мы. Учить расы, что придут за вами, и, когда наступит ваше время — как пришло наше — уйти в сторону и позволить им самим избрать свою судьбу.
Если ваши расы выживут, если вы не убьете себя, я буду ждать дня, когда вы присоединитесь к нам за Пределами Мира.
Лориен начинает исчезать, превращаясь в световой шар.
Л о р и е н: Мы будем ждать вас...
И он тоже уходит.

Эпилог: третья эпоха
Прима Центавра, покои Вира
Лондо говорит Виру, что окончание войны — это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Все идет настолько хорошо, что, как ему кажется, обязательно случится что–нибудь плохое. Вир уверяет его, что Лондо может наслаждаться своим счастьем, по крайней мере, эту ночь. Моллари объясняет Виру, тот должен лететь на Вавилон 5. Вир нерешительно подходит к Лондо, и они обнимаются,
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY