Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!




Подземелье
Г'Кар сидит в темноте. Входит Лондо — он в первый раз видит рану на месте глаза.
Л о н д о: Г'Кар. Великий Создатель! Твой глаз? Картажье?
Г' К а р: Мой глаз оскорбил его. Это не важно. Теперь я могу разглядеть то, что прежде оставалось невидимым для меня. Пустая глазница видит пустое сердце насквозь.
Лондо рассказывает нарну, что император планирует казнить его сегодня. План Моллари таков: цепи Г'Кара будут ослаблены настолько, что нарн сможет разорвать их, чем отвлечет внимание личных гвардейцев императора, а заговорщики вместе с Лондо позаботятся об остальном. Г'Кар смотрит на Лондо...
Г' К а р: Твое сердце пусто, Моллари. Знал ли ты об этом?
Л о н д о: Я знаю, но твое сердце очень скоро остановится, если ты забудешь о моих инструкциях (Г'Кар мрачно улыбается). Помни, Г'Кар, не трогай его! Если ты прикоснешься к нему, твой народ будет страдать и никогда не получит свободу. Оставь его нам.
Лондо уходит.


Лондо возвращается как раз вовремя — в коридоре он слышит чей–то крик и видит, как уволакивают чье–то тело. Из–за поворота появляется император в сопровождении двух гвардейцев. Он поднимает валяющийся на полу колпак шута.
К а р т а ж ь е: Юмор — это такая субъективная вещь. Не так ли, Моллари?

Действие второе: и ты, Вир?
Нарн
В комнату, где сидит Лондо, заходит Вир, который несет сверток. Он удивлен тем, что никто не следует за ним.
Л о н д о (улыбаясь): Каждый знает, что ты не способен сделать что–то действительно опасное.
Однако сверток оказывается далеко не безвредным. В нем находится иглообразный кинжал с кнопкой на рукоятке. Когда он проникает глубоко в грудь жертвы, из него выделяется нейротоксин, способный убить центаврианина „практически мгновенно”. Яд почти невозможно обнаружить, но удар должен быть очень точным.
Л о н
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY